Перейти до основного вмісту

Марина Наприенко (Весельская): ЕСПЧ должен обратить внимание на финансовый геноцид детей в Украине

В начале марта парламент Украины принял за основу проект закона «О внесении изменений в Семейный кодекс Украины (относительно увеличения минимального размера алиментов, взыскиваемых на ребенка с других членов семьи и родственников)». Напомним, что более трех миллионов украинских детей живут в неполных семьях. И, как свидетельствует Минюст, 600 000 из них не получают алиментов.

 

Попытки государства провести «детскую реформу» с помощью ряда законов, увеличивающих размер выплат и ужесточающих наказание для злостных неплательщиков, оказались не слишком эффективными. Впрочем, чтобы добиться для ребенка финансовых гарантий, обеспечить ему возможность нормально жить, учиться, отдыхать - мало одних законов. Тем более, что в Украине они далеко не всегда исполняются досконально. Тогда на помощь приходят общественные активисты, юристы-волонтеры, правозащитные организации. Это действенный механизм, заставляющий активней крутиться неповоротливую юридическую машину.

 

Весельская

 

С целью эффективно защищать права детей и родителей, проживающих вместе с ребенком, противостоять экономическому геноциду со стороны бывших мужей – в случае развода, научить родителей бороться в судах, в ближайшее время будет запущен всеукраинский общественный проект. Его инициатор – Марина Весельская, юрист, адвокат, сильная женщина. Она сама признается, что мысль создать такую общественную организацию пришла к ней не от хорошей жизни: вот уже несколько лет женщина оспаривает в судах решения о выплате алиментов бывшим супругом. Экс-депутат Одесского облсовета от Оппоблока, учредитель ООО «Торговый дом Левада», старательно скрывает свои доходы, прикидываясь нищим и безработным. И все ради того, чтобы сэкономить на собственной дочери: не платить честные и достойные алименты, соизмеримые с реальными доходами.

 

Кстати, эта громкая история получила и международный резонанс: интервью с Мариной Весельской сделала известная американская телеведущая Галина Тодд, работавшая с Владом Листьевым и Александром Гордоном. Заинтересовался проблемой и известный одесский блогер Стас Домбровский, создатель творческих и общественных проектов, связанных с семейной моралью.

 

Главный совет от Марины Весельской женщинам, оказавшимся в ее положении: «Прежде чем ввязываться в драку – надо верить в себя».

 

Без уверенности в своей правоте, без готовности отстаивать на всех уровнях свои права и своего ребенка, добиваться правды в самых высоких кабинетах – ничего не выйдет, даже при сильном адвокате. Тем более, когда речь идет о «войне» с властьимущими супругами, которые могут и судей подкупить, и через свои связи «в верхах» добиться пересмотра законных решений. Поэтому у жертв таких мужей остается один путь: выход в СМИ, публичный резонанс. Ведь несправедливость, подтасовки, вранье больше всего боятся именно масс-медийного освещения, общественного обсуждения вопроса, который привыкли решать кулуарно, на договорняках.

 

Поэтому мы и пригласили для интервью Марину Весельскую – адвоката, инициатора общественного проекта по защите детей, пострадавших от недобросовестных родителей-алиментщиков. Марина - мама очаровательной дочки Настеньки, чьи права она мужественно защищает несколько лет, подавая пример многим женщинам, оказавшимся в похожей ситуации.

 

- Марина, какова цель создания вашей общественной организации? Все-таки развод, алименты, раздел имущества – дела очень личные, семейные. А вы вдруг решили эти вопросы вынести на публику. Зачем?

- Цель очень простая. Считаю, что через вот такие истории что-то до общества будет доходить быстрее, так сказать, какие-то социальные нарративы. Помочь тысячам женщин, оказавшихся в моем положении, показать им, что даже в нашем, мягко говоря, далеко не самом демократическом государстве, можно добиться справедливости и призвать к ответу бывшего супруга. Особенно, если речь идет о человеке с положением и связями, с большими деньгами. Эти люди уверены в своей вседозволенности, в том, что все порешают, где и с кем надо. И они больше всего боятся публичности, общественного резонанса. Создавая свою организацию я вдохновлялась такими проектами как #MeToo. Миллионы женщин теперь не бояться рассказывать о сексуальном насилии в отношении них, так почему должны молчать женщины, испытывающие финансовый геноцид против себя и своих детей?

 

Эта проблема знакома многим, и замалчивать ее мы не позволим. Организация призвана заниматься решением серьезных вопросов, как детей, так и их мам, которых мужья оставили «с ушами ослика». Нас уже услышали как в Европе, так и в Штатах, и международные партнёры готовы предоставить свою помощь. А это значит, что общественная организация движется в правильном направлении. Я готова помогать женщинам, которые оказались в подобной моей ситуации - знаю таких немало. У меня профильное юридическое образование, я закончила академию МВД по специальности юрист – правовед. Полученные знания позволяют не только лучше чувствовать и понимать людей, но и выявлять преступления в зародыше, обнаруживать коррупционные нити, присутствующие в самых невинных, казалось бы, бытовых, семейных делах.

 

Кроме того, я получила свидетельство на право занятия адвокатской деятельностью, а значит, профессионально могу поддержать и общественную организацию и своих подруг по несчастью. В судах, где я защищаю свою дочь, мои силы и способности уже хорошо знают. В планах зарегистрировать Партию по защите прав детей. В дальнейшем, возможно, буду баллотироваться в ВР, чтобы заниматься защитой прав и законных интересов подрастающего поколения, нужно работать над усовершенствованием законодательства в сфере защиты прав детей. В обиду никого не дам!

 

- В судах? Но ведь суд, по логике, должен защищать, прежде всего права ребенка?

- Увы, на мой взгляд, у нас защищен лишь тот, у кого круче статус, больше админресурса и «бенджаминов» в кармане. А вот дети и женщины – на втором плане. Хотя, согласно нашим законам, ребенок должен жить в тех же условиях, что и до развода. Он не должен страдать от невозможности поехать на отдых или лишиться посещения любимых секций и кружков. Никто не вправе ограничить его в питании, развлечениях, образовании. Но это лишь на бумаге. А на деле суд всех стрижет под одну гребенку, и неважно бизнесмен отец или дворник, алименты присудят около 2000 гривен. И как эти подачки могут помочь работающей матери, которая и учитель, и няня, и водитель в одном лице, в то время как отец не хочет платить честные алименты?

 

Например, моя дочь в свои шесть лет хорошо знает английский и французский, занимается игрой на фортепиано, с трех лет освоила шахматы. Настенька занимается живописью. Добилась хороших успехов в спортивно-бальных танцах… Думаю, все понимают, сколько сил и денег необходимо вложить в творческое и спортивное развитие ребенка. Но ведь детей еще необходимо кормить, одевать, лечить, пару раз в год возить на оздоровление. И если учесть, что мой бывший супруг не слесарь, а очень даже обеспеченный человек, которому хватает средств на шикарные тусовки, дорогие прикиды и лакшери-машины, то почему он должен платить копеечные алименты по отношению к своим доходам и расходам? Кстати, эта «экономия» уже сыграла с ним злую шутку. Даже после того, как суд назначил Павлу Наприенко копеечные алименты на уровне бомжа, он и эти крохи отказался платить. В итоге, его пограничники сняли с рейса в Турцию, куда он направлялся со своей новой семьей на концерт Тимоти. Турагенство предоставило документы, что отдых в данном отеле стоит около 300 тысяч гривен. Вот такой контраст, который обернулся скандалом и финансовыми потерями. А плати он честные алименты, не пришлось бы переживать такого позора. Впрочем, чего ожидать от человека, который судился даже за половину пианино для собственной дочери?!

 

- Марина, вы некоторое время жили в США, наверняка изучали тамошние законы, касающиеся семейных судебных процессов. Возможны ли в западной юридической практике такие истории как ваша, или это исключительно украинское «ноу-хау»?

- Считаю просто необходимым изучать мировые судебные практики в части Семейного кодекса, и продвигать их в нашей стране. Например, в определённых штатах Америки, если один из супругов зарабатывает больше, то при разводе на него возлагают обязательства по содержанию ребенка. Более того, в США, если папаня собирается разводится и мутит со своими доходами, то номер не проходит. Ибо судья в бракоразводном процессе запрашивает как доходы, так и расходы за последние несколько лет. По ним виден уровень жизни потенциального нищеброда, и избежать выплаты реальных алиментов не удается.

 

А что у нас? А у нас судьи опираются на порочное решение пленума Верховного суда Украины от 15 мая 2006 года, которое люди в мантиях применяют к детям, и тем самым лишают их законных алиментов. Например, у моей дочери таким образом было отнято около 650 тысяч гривен, на что неоднократно обращалось внимание в соответствующих жалобах! Суть в том, что когда мать подаёт на увеличение размера алиментов и суд их увеличивает, «вступает» в дело устаревшая норма Пленума ВСУ, согласно которой деньги должны поступать ребенку со дня вступления решения в законную силу. Между тем, в Семейном Кодексе Украины установлено, что эта норма срабатывает сразу после подачи иска в суд. Чувствуете разницу? Годы могут пройти от подачи обращения в суд до законного решения, особенно с оперативностью наших судей. Лично моё дело слушалось почти два года. Так что, ребенку все это время голодным и раздетым ходить? Тем более, что «мантии» часто вставляют палки в колеса женщинам, ищущим законной управы на хитрых алиментщиков. Уж не знаю почему, мужская солидарность, что ли, срабатывает…

 

Например, в моем случае, судья первой инстанции в решении написала, что я обратилась в суд и якобы просила выплачивать повышенные алименты со дня вступления в силу законного решения, хотя ничего подобного не было, что, как мне кажется, можно назвать лишь судебным самоуправством, иных слов не подобрать… Во второй инстанции мое дело слушали больше года, только с 3 раза коллегия взяла самоотвод. А в ВСУ судья, который был докладчиком, даже не открыл производство. Ну, возможно, ему просто недосуг было: сей служитель Фемиды известен своим участием в велотреках. Когда ж отправлять правосудие, если он сосредоточен на спортивных рекордах?! Хотя, это лишь моё предположение, можем, конечно, для установления истины попробовать у него спросить лично...

 

- И что, эту порочную практику нельзя изменить, чтобы привести наше законодательство к цивилизованным нормам?

- Наша общественная организация намерена обратиться к депутатам ВР с просьбой внести аналогичную норму в законодательство – уверена, это поможет разрешить многие судебные споры по алиментам. И не только. По статистике, каждый третий ребенок в семье, где родители разведены, подвергается экономическому геноциду со стороны отца, который проживает отдельно. И это не просто сокращение финансового обеспечения, по причине которого сын или дочь лишаются доступа к привычному уровню обучения, отдыха, питания. Например, мой экс-супруг не даёт согласие на регистрацию ребёнка, чем нарушает её права. Скажу больше: он писал заявления, требуя, чтобы в доме, где проживали мы с дочкой, отключили свет. А все для чего? Как мне кажется, чтобы выкурить свою родную дочь из дома, который для неё является родным, другого объяснения подобным действиям у меня нет.

 

- Почему-то вспомнились перфомансы артиста Антина Мухарского, который приходил в суд буквально без штанов, чтобы показать, как его «раздевает» бывшая жена. Хотя сам он человек далеко не бедный и даже свои негодующие видео по поводу «алиментов, которые больше зарплаты президента», записывал с дорогого средиземноморского курорта…

- Я искренне не понимаю, как судья может назначать обеспеченным отцам алименты в размере, которого еле хватит на трусы и один учебник. Еще позорнее смотреть на отцов, которые (как тот же шоумен Мухарский) требуют от суда сократить выплаты на ребенка в пять раз. Снежана Егорова сделала эту историю публичной, и потому суд отказал артисту. А вот у меня другая ситуация. Я через суды добилась повышения размера выплат на ребенка от богатого отца, а экс-супруг сейчас требует реванша и добивается того, чтобы люди в мантиях изменили законное решение и сократили размер алиментов в 8 раз. Ну, его понять можно: накладно каждый раз терять сотни тысяч от «сгоревшей» путевки на отдых, да и, скажем мягко, издержки на суды, видимо, отражаются на бюджете. Вот и пытается сэкономить на своей дочери…

 

Впрочем, с этой проблемой, как я знаю, сталкиваются многие украинские женщины. Это уже не единичный случай, и наша организация как раз задумана для того, чтобы придать подобные истории огласке. Посмотрим, как смогут люди в мантиях принимать решения именем Украины в пользу богатых горе-папаш, если доказательная база о платежеспособности алиментщиков, прикидывающихся бомжами, появится в прессе. Или начнутся флешмобы против циничного нарушения прав детей. Еще пару лет назад мы представить себе не могли насколько сильным и эффективным окажутся такие движения, как Time's Up («Время вышло») по борьбе с домогательствами или #metoo, а сегодня они вошли в юридическую практику. Поэтому, создаваемая мной общественная платформа нацелена на сплочение матерей, которых «кинули» не только мужья, но и судьи – вместо того, чтобы защищать.

 

- Вы сами юрист, имеете соответствующее образование, были самой молодой руководительницей Налоговой инспекции в Украине. Как вы объясните тот факт, что суды первой инстанции часто выносят решения в пользу детей, оставленных богатыми отцами, а потом апелляция «режет» их на корню? Что это – сговор, равнодушие, наплевательство на законы? Тем более, что год назад ВСУ подтвердил правила изменения размера алиментов: изменение семейного положения ответчика не является поводом для «урезания» выплат первой семье.

- Я искренне не понимаю «манипуляций» людей в мантиях, тем более, когда в законе четко прописаны нормы о взыскании алиментов, даже если должник официально не имеет доходов. Но ведь ни для кого не секрет, что при разделе имущества доходы «бережливого» ответчика резко исчезают из поля зрения украинских фискалов, а потом всплывают в странах, где теплый климат и либеральное налогообложение: Кипр, Виргинский острова, Панама. Найти их проблематично, а отец в судах демонстрирует вывернутые карманы и сетует на бедность. Зато от здания суда отъезжает на роскошном автомобиле Ауди А8L, который везет в английскую школу, где обучение новых, как родных, так и с недавно признанным отцовством детей стоит около 800 тысяч гривен на одного ребенка в год. И никого это не парит, никто не намерен выяснять истину, а уж тем более, искать «заныканные» нерадивым отцом деньги. И знаете, что больше всего шокирует? То, что именно женщины-судьи редко назначают отцам-прощелыгам честные алименты, всячески оберегая их от трат на родных детей. Мужчины в мантиях реже этим грешат…

 

Знаете, мне все чаще кажется, что на несправедливые решения судейских влияют их собственные личные истории, какие-то «тараканы в голове», зашоренность. Поэтому служители Фемиды так часто подрезают крылья матерям, которые пытаются доказать платежеспособность отцов своих детей, истребовав доказательную базу через суд. Думаю, достаточно предположений…

 

- Если суд не хочет заниматься поиском таких доказательств, может, надо на законодательном уровне предоставить такое право частным агентствам или адвокатам?

- Это было бы логично. Я, например, как бывший налоговик, могу из-под земли вырыть незаконно выведенные из государства деньги, или найти доказательства сладкой жизни у тех, кто прикидывается нищими. И если суды по непонятным причинам этого делать не желают, а частенько вообще препятствуют таким поискам, так возникает вопрос - а чего боятся люди в мантиях? Явно, не закона. Конечно, может просто ленятся выполнять свои прямые функции, но скорей всего, речь идет о банальной заангажированности. Дико выглядит, когда люди, призванные вершить правосудие, считают правильным не обременять богатых папаш алиментами и кидают оставленным детям тысчонку-другую. Сразу закрадываются сомнения в неподкупности такого «слуги закона».

 

И что в итоге? На бумаге «достойные алименты» - звучит громко, а на деле этих копеек зажравшемуся алиментщику не хватит и на обед в ресторане. Но ведь у каждого судьи есть дети или внуки, наверняка, они ходят в школу, любят игрушки и книги, им нужны фрукты и витамины для роста. И тот же вершитель закона, придя домой и открыв холодильник, знает, что и сколько стоит. И вряд ли отказывает своим детям в самом необходимом, а вот чужим, без зазрения совести, предлагает довольствоваться «непрожиточным минимумом». Убеждена, что эту порочную практику, когда суды сознательно урезают алименты детям, во благо богатого алиментщика, необходимо ломать.

 

- Сломать систему, выкованную за 30 лет, непросто, и одному активисту не под силу. Но, может, «сломать» человека, который обходит закон, подкупает суды и скрывает доходы, чтобы не платить алименты собственному ребенку? Раскрыть, так сказать, всю его подноготную…

- Читала в прессе, что моего экс-супруга Павла Наприенко его бывшие коллеги по одесскому облсовету охарактеризовали как «мелковатый мошенник, который любит роскошную жизнь и женщин». Мне близка мысль о том, что именно с помощью женщин он строит свою карьеру и зарабатывает деньги. Я бы назвала его перебежчиком. Это и жизни касается, и политики, и бизнеса. Сначала проникся идеями Майдана и возил туда тонны вареников своей фирмы, а в октябре 2015 года уже прошел в депутаты Одесского облсовета от Оппоблока и симпатизировал стране-агрессору. Потом вынужден был бежать в Россию (из-за уголовных дел), где, похоже, старался разжалобить ФСБ рассказами о политических преследованиях. Мол, за пророссийские взгляды вынужден был переехать в РФ.

 

Но самое подлое то, что он своей «политической позицией» объясняет уклонение от выплат ребенку. Честно, я думала, что Павел головой ударился, когда читала его заявление в правоохранительные органы. Наприенко там пишет, что находится по работе в России, а в Украину приехать не может из-за коронавируса… Кстати, в свете последних решений Совбеза нашим судейским нелишне было бы проверить, на кого в России работает Павел Наприенко, когда наши ребята гибнут на передовой. Может, соответствующие органы платят украинскому бизнесмену за какие-то «услуги» по сдаче национальных интересов? Все-таки от судов бегать дорого, как и в розыске находиться, но средств на это экс-супругу хватает… Правда, экономит их он не только на живых, но и на мертвых: кем надо быть, чтобы не приехать на похороны к своему ребёнку?! Думаю, Павлом Наприенко.

 

- Вы упомянули об уголовных преследованиях вашего бывшего мужа. Это связано с вашим бракоразводным процессом или за пределами брака он тоже «наследил»?

- Наш бракоразводный процесс тянется уже 4 года и за это время я постоянно открываю для себя новые, нелицеприятные качества бывшего супруга, а ныне - процессуального оппонента. Пока я по медицинским показаниям находилась за пределами Украины, Павел творил, что хотел. Например, по версии следствия, он в сговоре с группой лиц подделали мои подписи в документах имущественного характера. По этому делу экс-муж в бегах, а судья, который принял решение в его пользу, сейчас «общается» с СБУ.

 

Ведь год назад я узнала, что квартиру, которую, как я считала, мы совместно покупали с супругом, была оформлена на его отца – Владимира Наприенко. Пресса о нем отзывается весьма нелицеприятно: спец по уходу от налогов, вроде бы даже преследовался за хищение социалистической собственности во времена СССР. Писали также, что был, скажу корректно, информатором у чекистов Латвийской СССР и сдавал спецслужбам диссидентов.

 

Ну, а сейчас, как утверждается в ряде журналистских расследований, специализируется на схемах уменьшения налогообложения, сокрытия налогов, а также функционирования центров по отмыванию незаконно полученных доходов. От осинки не рождаются апельсинки… Видимо, и сын унаследовал от отца черты, которые лично мне сложно назвать добродетелью. Впрочем, все, кто имел хоть раз в жизни дело с людьми аферистичного склада ума, знают, что их шансы равны нулю. И когда я узнала, о том, что, как я считаю и под наше с Павлом Наприенко жилье была подведена не совсем честная схема, я обратилась в правоохранительные органы: по моему заявлению было возбуждено уголовное дело – мошенничество в крупных размерах, в ГБР - за вынесение заведомо неправосудного решения, а также в ВСП - с жалобой о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности.

 

- И не боитесь мести? Похоже, и ваш бывший муж и его семья люди не просто влиятельные, но и имеющие «крышу» в судах, прокуратуре, парламенте…

- Честному человеку бояться нечего. Свобода всегда сопряжена с ответственностью, в том числе, за свои слова и поступки. Но мне и, правда, поступают регулярно угрозы, звонки, в двери ломятся периодически темные личности. Пришлось написать заявление в Нацполицию. Мою машину разбивают, крушат, и это при том, что мой нынешний дом находится на закрытой охраняемой территории, а ближайшие соседи – заместитель Генерального прокурора и начальник УВД Киева. Однако, злоумышленники вскрыли машину, а может и прослушку установили. При этом подтасовываются уголовные дела в отношении меня и моих близких, пропадают ключевые доказательства из дела, судьи периодически превышают полномочия, иначе никак это не назовешь, например, отменили уведомление о подозрении Павлу из-за того, что оно было вручено…его отцу. Да что говорить, если мне по ночам наяривал «следователь ГБР» с неизвестного номера и с аватаркой Джокера? Никакой следователь до такого не опустится, явно подставное лицо!

 

Ну что ж, если им есть что предъявить – жду. Но пока, ничего кроме телефонного террора и фальшивых «прокуроров» не увидела. Я сторонник действий только в правовом поле. Я готова и до ЕСПЧ дойти, защищая свои права. Суды уже признали моего сбежавшего мужа троеженцем, а журналисты даже окрестили Павла Наприенко султаном.

 

- Султаном? У нас вроде пока Украина, а не Саудовская Аравия…

- Знаете, лучше это уточнить у судьи Одесского апелляционного суда Анатолия Заикина. Именно он был докладчиком по моему делу, и принимал, на мой взгляд и по мнению многих журналистских изданий, сомнительные решения. Например, признавая троежёнство моего экс-супруга, в решении было так циничненько дописано, что мои права нарушены не были. Вот выдержка из решения: «Безусловно установлено, что ребенок родился 25 мая 2005 года. Лицо_7 в апелляционной жалобе ссылается на заключение брака с Лицом 4: 22 сентября 2013 года. И нахождения ее в фактических брачных отношениях с ответчиком с 01.06.2013 года по 22.09.2013 года. Коллегия судей считает, что ссылка суда на нахождение с февраля 2004 лица 4 и лица 5 в фактических брачных отношениях, не затрагивает права, законные интересы и обязанности лица 7». То есть, создан юридический прецедент, когда мужчина одновременно находился в браке с двумя женщинами, но при этом мои права не нарушены! Тот же судья Заикин оставил в силе решение суда первой инстанции о признании Павла Наприенко отцом ребенка его сожительницы Наталии Стародубцевой, даже не имея данных генетической экспертизы. И это при том, что оба пребывали в законных браках. Уже не говоря о том, что суд не посчитал нужным даже привлечь в качестве стороны по делу законного мужа Наталии Стародубцевой, который по закону некогда считался отцом этого ребенка. Ну, а тот факт, что Стародубцева и Наприенко познакомились, когда «их» ребенку был уже один год, вообще никого не смутил. Даже Верховный суд, который оставил это позорное, по моему глубокому убеждению, решение в силе – ради того, чтобы «сократить» султану, как объем алиментов, так и сэкономить взыскание денежных средств с Павла в мою пользу. Но я лично не считаю себя одалиской гарема Павлика и докажу в ЕСПЧ, что мои права были нагло попраны теми, кто призван их защищать.

 

Тем более, что пресса писала о том, что в адвокатском бюро, которое представляло интересы моего бывшего мужа работает Татьяна Игнатенко – родственница судьи-докладчика Кассационного гражданского суда в составе Верховного Суда Вадима Игнатенко. Конфликт интересов? Не, не слышали. Думаю, европейским юристам будет интересно ознакомиться с родственными связями в ВС.

 

- Но родственные связи помогают не только людям в мантиях. Вы упомянули о семейном подряде вашего экс-супруга: отец, брат, сват, да еще сожительница…

- Думаю, что без помощи своей новой «фемины» Натальи Стародубцевой мой бывший муж вряд ли бы смог «уделать» свою дочь. Да и прикрывать собственные проделки было бы тяжеловато. А так, новая возлюбленная Павла Наприенко – помощница сопредседателя ОПЗЖ, пророссийского олигарха Сергея Левочкина. Как указывалось в журналистском расследовании, что прикрываясь именем и авторитетом нардепа Стародубцева решает бытовые и семейные вопросы в судах. К слову, по информации масс-медиа, помощница Левочкина, через депутата-одессита Николая Скорика, который близок к сопредседателю ОПЗЖ, нашла выходы на судью Одесского апелляционного суда Заикина. И, вероятно, смогла «повлиять» на него для получения необходимых решений и по признанию отцовства Павлом «их» сына (привет, Султан!) и по махинациям, связанным с одной из самых больших квартир в Одессе. Думаю, что все это – ради своего молодого возлюбленного, Павла Наприенко.

 

Интересно, как в орбите таких мастодонтов украинской политики могут находится такие личности, ведь, я думаю, что они отбрасывают тень на его репутацию, как бизнесмена, так и народного избранника? Ведь ради молодого избранника дама весьма почтенного возраста готова на все. В частности, как утверждается в ряде журналистских расследований, пытается связями своего шефа закрыть все судебные тяжбы и проблемы с законом своего любимого Павла Наприенко, который подозревается в использовании заведомо поддельных документов (ч. 3, 4 ст. 358 УК Украины), является фигурантом дел о мошенничестве, как в крупных, так и особо крупных размерах, и скрывается от правоохранительных органов, находясь в розыске. Кроме того, он также попал в поле зрения НАБУ. Оно и неудивительно – Павел «забыл» вписать в декларацию меня - официальную супругу.

 

Впрочем, влюблённая парочка стоит друг друга. И у новой подруги жизни экс-супруга тоже есть много сомнительных моментов в карьере и жизни. Например, весьма солидный особняк в элитном поселке Золотые Ворота (Конча-Заспа), в котором вряд ли будешь жить на зарплату помощника депутата. Но, возможно, тут имели место такие же нечестные схемы как с моим автомобилем, который по хорошо подготовленному стечению обстоятельств оказался у сожительницы бывшего мужа? Мной был подан иск, который основывается на следующем. Еще будучи в отношениях с Павлом, мы оформили договор лизинга на два автомобиля с финансовой лизинговой компанией и начали ими пользоваться. Более того, через некоторое время была выплачена полная сумма за первое авто. После этого, право на машину, по закону должно было перейти на моего супруга и стать совместно приобретенной в браке общей совместной собственностью. Однако, экс-супруг в 2017 году оформил эту машину не на себя, а на свою сожительницу, Наталью Стародубцеву, незаконно лишив меня права на часть в имуществе. Аналогичная ситуация возникла и со вторым нашим автомобилем. Сыграла свою роль и позиция финансовой лизинговой компании: работники заявили, что якобы отобрали у моего бывшего мужа автомобили - типа за неуплату денег по договорам финансового лизинга. На самом же деле, взносы платились по договорам. То есть, все участники этой схемы пошли, как я считаю на преступление, которое квалифицируется по ч.4 ст.190 УК и соответственно расследуется органами досудебного расследования. Эта утаенная информация, насколько мне известно, заинтересовала активистов Автомайдана, которые обратились в НАБУ с требованием проверить доходы Павла Наприенко. В Национальное антикоррупционное бюро обратилась и я сама. Так что теперь Павел вынужден бегать от следователей.

 

- А к его пассии у правоохранителей вопросов нет?

- Ну, знаете, завидев роскошную жизнь Стародубцевой вряд ли кто-то сможет сказать, что все это куплено на зарплату помощника народного депутата, которая работает на госслужбе, если мне память не изменяет больше 15 лет. Кстати, все трое детей новой супруги экс-мужа продолжительное время учились в престижной British International School. Правда, читала, что они вынуждены были сменить место учебы по ряду причин. По моим оценочным суждениям и по информации, которая неоднократно освещалась в масс-медиа: престижное учебное заведение не потерпело проявлений разврата: мамочка позировала голой в ванной со своей несовершеннолетней дочерью. Кроме того, насколько помню, мелькало где-то, что в школу начали наведываться правоохранители вроде, как их заинтересовала разница между доходами госслужащих Стародубцевой и её нового возлюбленного и непомерными расходами, ведь учеба обходилась около 2 миллионов гривен в год. В общем, на мой взгляд, британская школа, побоявшись весьма нелестного имиджа, попросила детей помощницы Левочкина «на выход».

 

Кроме того, семья Наприенко-Стародубцевой раз, а то и несколько в месяц посещали дорогостоящие курорты и экзотические страны. Фотографиями из элитных отелей были забиты профили в Instagram. Отели с шестизначными сумами, перелеты не только бизнес-классом, но и насколько я помню первым. Излюбленными местами посещений для новой семьи Натальи Стародубцевой и Павла Наприенко являются Дубай (ОАЭ), Нью Йорк (США), Монако, Ницца… Да и Россию стороной не объезжают. Два года назад всей семьей побывали в Москве и Санкт-Петербурге, о чем свидетельствует фото на фоне крейсера «Аврора». Думаю, сотрудникам СНБО было бы нелишне ознакомиться с этими фотофактами. Тем более, что путешествовала Стародубцева часто в компании с новым любимым, вроде бы сторонником русского мира. Кто его знает, что они возят или привозят из РФ…

 

- Так, может, пора звонить в СБУ? Насколько мне известно, ряд общественных организаций не раз пытались привлечь внимание соответствующих органов, выходя на акции под офисы ООО «Сопромат» и ООО «Единые промышленные системы Украины», связанные с родней вашего бывшего мужа? Протестовали против торговли этих предприятий с Россией…

- Действительно, пресса много писала об этих пикетах, которые организовывали настоящие патриоты нашей страны, которые несогласны с торговлей с агрессором, финансированием терроризма, уходе от налогов, конвертационных центрах по отмыванию денег. Бенефициаром «Сопромата» выступает Владимир Наприенко, «Единых промышленных систем» - Денис Наприенко. Это отец и брат моего бывшего супруга, который, как шла речь в журналистских расследованиях, основали семейный подряд, или, проще говоря, прачечную по отмыванию незаконно полученных средств.

 

- И что, этого никто не замечает?

- Избегать проверок со штрафами и уголовными делами со стороны контролирующих органов, мне кажется помогает высокое покровительство Дениса Наприенко, который является… не падайте! советником министра финансов Сергея Марченко. Правда, лимит просьб имеет свойство заканчиваться, и самому Марченко, наверное, уже надоели проблемы окруженцев. Ведь они несут серьезнейшие репутационные потери. Например, «Единые промышленные системы Украины» декларируют, что занимаются перевозками и торгуют древесиной. Неизвестно, что они там перевозят, но эти операции помогли брату моего бывшего мужа сделать головокружительную карьеру. Были ли для этого основания? Ответ дадут правоохранительные органы. Кстати, они уже открыли несколько уголовных дел в отношении, как деятельности фирмы моего бывшего тестя - ООО «Сопромат», так и его самого, - по фактам участия в конвертцентре, уклонения от уплаты налогов, мошенничества в особо крупных размерах и легализации доходов, полученных преступным путем. Да и мой бывший супруг укрывается в РФ от украинского правосудия. Хотя, его могут скоро оттуда «экстрадировать»: читала, что парень и в России нажил себе врагов, кинув на несколько миллионов евро грозных сибиряков.

 

По данным журналистских расследований, фирма его папочки продолжает работать с РФ напрямую или через прокладки с российскими бенефициарами, заключая все новые и новые контракты. Например, на сайте ООО «Единые промышленные системы Украины» напрямую указано, что их партнёром является российское предприятие «Вятский фанерный комбинат».

 

- Марина, но как же бороться с этим беспределом на всех уровнях? Судя по вашему интервью, выражение «рука руку моет» заиграло черными красками…

- Я всегда говорила и говорю, что аферисты, мошенники, коррупционеры больше всего боятся шума. Чувствительные к Павлу дела всегда попадают к судьям с неоднозначной репутацией. И вытащить их «за ушко на солнышко» можно только, как мне кажется, предав огласке темные делишки этих схематозников. Возьмите мой пример: 4 года судебных тяжб, жалоб в ВСП, личные приемы, общественная деятельность, я бью в набат не прекращая… У меня уже сложилась абсолютная профориентация на защиту женщин.

 

Знаете, что я поняла за все это время борьбы? Что, в отличие от той же России, украинские судьи – персоны известные. А значит, и уязвимые. Ну и Бангалорские принципы никто не отменял, для людей в мантиях они как клятва Гиппократа для врачей. Думаю, что по итогам всех моих мытарств я напишу книгу. Для таких женщин, как я, она станет пособием, руководством к действию. А продажных судей заставит трепетать: ведь я назову все имена.

 

Зинаида Царенко

Залишити коментар